Иркутск
(3952) 65-77-73
Ангарск
(3955) 63-88-44
Главная | О компании | Туры | Сервис | Контакты | Поиск | |

Акции Система скидок Техника в кредит Нужные подарки! Режим работы Наш салон в Ангарске Trade-in

Мотосалона CFMOTO Клуба Сервиса Соревнования

Снегоходы Мотобуксировщики Бурлак Квадроциклы Детские квадроциклы Мотоциклы Лодочные моторы Водометные моторы и водометные насадки Лодки под водомет Надувные лодки ПВХ Гребные лодки Алюминиевые лодки и катера Пластиковые лодки Прицепы для техники Электростанции Техника б/у

для снегоходов для квадроциклов для лодок и катеров для подвесных моторов для отдыха на воде

Запчасти Экипировка Масла Надувные аттракционы Навигаторы и эхолоты Блютуз-гарнитуры Туристическое снаряжение

Сервис Вакансии

Статьи о технике Журнал RedSleds


  Шеф о походе к Метеостанции!16.11.2016  
 

 


С замиранием сердца, друзья мои, начинаю я описание пятого сезона освоения Хамар–Дабана группой гонщиков отряда Panthera uncia mobilis vulgaris и заклинаю, никогда не выходите на болота в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно. Я начинаю описание в январе 2017 года, хотя первый поход состоялся ещё в ноябре. Дело в том, что отряд наш попал в полосу серьёзного творческого кризиса, который чуть было ни закончился катастрофой. На самом финише прошлого сезона, когда заветная цель была уже близко, выяснилось, что для некоторых в отряде есть цели и поважнее, чем Маршрут. А для других, скажем для меня, ничего важнее нет. Как пишется в Евангелие, «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит». Вот, например, наша надежда и опора – славный Утуликский отряд в составе Жени Родина и Андрея Пономарева, отряд который год за годом потел, плакал и харкал кровью, рубил тропу вверх по Утулику, наводил мосты, засыпал каменную гряду тоннами снега, и тем обеспечивал нам всем успех, славу, почитание публики, миллионные контракты, благосклонность первых красавиц мира (не дай Бог Таня Строкопытова прочитает), – так вот этот отряд на данный момент распался, перестал существовать. Женя уволился с базы, а без него, я думаю, никто пальцем о палец не ударит. Так что вообще была опасность, что и наш отряд соберётся в другом формате. То есть для меня была такая опасность. Но, вроде бы (тьфу–тьфу–тьфу), обошлось, разум возобладал. А дело было так.
25–28 ноября 2016. Анчук – Диоксид – пер. Чертовы Ворота – р. Спусковая – р. Березовый – р. Шубутуй – зим. Иннокентьевское –пер. Чертовы Ворота – Диоксид – Анчук. (Баянов, Коваль, Колмаков, Маурер, Родогузов, Сученков. 4 снегохода).
Обратите внимание на появление нового лица – Ивана Валерьевича С. Это новое действующее лицо в нашем отряде, извините за каламбур, новый член. Я с ним знаком давно, давнее всех в отряде, с 2002 года. На свадьбе у Маурера и Строкопытовой познакомились. Нет, вру. Он же Мауреру деверем доводиться, а тот ему шурином. Но познакомились они тоже только у Андрея на свадьбе. Или раньше? Нет, не может быть. Я Ивана описывать (хи–хи) не буду, всё будет понятно из дневника сезона.
Почему так поздно стартовали? Ну, честно говоря, стартовали–то раньше. Весь отряд за исключением меня выехал в поход ещё 5–6 ноября. Но я не могу его описать в связи с отсутствием в нём. И то сказать, поход назвали «разогревочным» в смысле того, что необходимо снегоход под ж…ой почувствовать. Поехали на Босан, где мы уже года два не были (с ноября 2014 года). Какие резоны мне туда ехать? Во–первых, при новом стратегическом плане босанское направление свою актуальность потеряло. На время, конечно. Во–вторых, мне снегоход мягким местом чувствовать не надо. Я же единственный в мире снегоходчик, который не умеет рулить снегоходом. Для меня же Толя, как собака–поводырь для незрячего, я без него – ни шагу. Вот пусть Толя и тренируется. В–третьих, по моим наблюдениям езда на снегоходе подобна езде на велосипеде, плаванию и сексу – кто научился, тот до смерти не разучиться. Так что мои друзья грелись, так сказать, в прямом смысле, а не в переносном. Я чё–то решил поберечься. Не торкнул, короче, мня этот проект. Так бывает.
25.XI.2016. Ну, к делу. Заезжали мы, как и в прошлом году через Анчуг. Бросили машины в огромном дворе и айда на Метеостанцию, в гости к Мистеру Икс. Новизна чуйств, конечно, притупилась. Раньше движение по Кедровой гриве требовало усилий, теперь это рутина. Маурер взбадривал всех бесконечными проверками эффективности новых раций.
Это, кстати, новая техническая приблуда имени Маурера. Андрею, видите ли, надоели старые рации, хотя они работали как часики. Решил он приобрести новые по 20 (двадцать!) тысяч рублей каждая. Советоваться, как водиться, ни с кем не стал. Толик когда мне об этом сообщил, то меня чуть удар ни хватил. Давай я Маурера ругать, а Толя мне поддакивать. Это уже потом выяснилось, что сам Толя меня заочно на Сталинский заем реконструкции и развития подписал.
Вернёмся к рациям. Идея Маурера состояла в том, чтобы выяснить насколько далеко новые рации передают/принимают сигнал. Поэтому он заставлял нас останавливаться около каждого столба, а сам пытался определить на сколько километров он впереди нас. Ничего не выяснил, только время потратили. Но о радиостанциях у нас весь разговор ещё впереди, они себя показали.
Долго ли, коротко, доехали до Метеостанции, где нас ждал Мистер Икс, отобедали и, побросав обоз, двинули дальше, на перевал Чёртовы Ворота. Ну и натурально, ещё засветло там были. Причём на этот раз никто нам предварительно тропу не протоптал. Вернее, нам–то Маурер протоптал, а ему никто. Растёт наш мальчик. Ну, и толстеет, конечно. Кстати, его вес нам в оху…, простите, в огромную помощь. Видели бы Вы, как Маурер выставляет тропу. Там, где нормальных людей просто сбрасывает со склона, там он становится на подножку, ту, что ближе к склону, и даже не подпрыгивает, а как бы толкает снегоход двумя ногами вниз. Слышно, как снежная толща под его снегоходом говорит «Хык!», и готово – получите горизонтальный, а то и с отрицательным наклоном, путик. Ну, а те, кто едет за ним, не ошибутся. Вот Вам и все секреты наших успехов.
Вернулись обратно и славно отужинали. «Я ужралась»! Последнее, что помню, это как Николай поднялся наверх и давай спрашивать у спящих – «Кто это такой светленький?». Это он об Иване, который, несмотря на юные годы (43), довольно много имеет седых волос. Кстати, у нас в доме Мистера всё расписано. Он спит  своей горнице, все остальные на втором этаже, а я, как сторожевой пёс, внизу у лестницы. Там мне даже перинка постелена, и книжка лежит под заглавием «Как управлять Вселенной, не привлекая внимания санитаров».
26.XI.2016. Выехали не помню во сколько, но двигались энергично. Вот он перевал Чёртовы Ворота. Движемся в Спусковую, выставляем тропу. Затем обильно засыпанный снегом второй серпантин. Переправляемся через Спусковую и движемся в сторону Камковской поляны. Тут мы начинаем замечать, что снега, вроде, не особо много. Буквально по снежинке собираем, чтобы присыпать третий серпантин. И вот мы у подножья серпантина. Мать честна! А снега–то нет. Ну, там перхоть какая–то насыпана, конечно. Вот поездка–то была, я Вам доложу! Тропа–то конская, глубокая и широкая. Надо проехать так, чтобы лыжа не провалилась в тропу, а гусеница цеплялась за край тропы. Тут один вариант – делать всё в динамике. Я, будучи вечным пассажиром, пережил незабываемые часы (дорога–то длинная)! Толя гнал все 115 лошадей, что твой свадебный кортеж. При этом ежесекундно снегоход принимал такое положение, что мне хотелось закричать «Толя! Мы опрокидываемся!». Боясь выпасть из экипажа, я тусовал свой толстый зад вправо–влево. Куда ни кинь взгляд, всюду виделись озверелые лица таких же гонщиков. Наконец, достигли русла реки. Ещё не легче. Река едва встала и лёд хрупкий. Начинаются бесконечные ремонтные работы. Короче, на Утулик мы попали уже в глубокий вечер. Но Утулик–батюшка не подвёл, замерз ровненько и крепенько, и помчались мы по нему к ручью Берёзовому, где зимовье стоит, нас дожидается.
А в зимовье этом сидит Никифоров Андрей Борисович (Никифор), одна из самых колоритных фигур почитай на всём Байкале. Хлебосольный дядька, неутомимый рассказчик, врун, каких поискать. Вернее, в его рассказах самая фантастическая выдумка перемешана с белоснежной правдой. Но пропорция, в которой всё это смешивается, известна только Никифору. Достаточно сказать, что при первой нашей встрече на метеостанции «Хамар–Дабан» он меня клятвенно уверял, что Никифоров (то есть он сам) давно с метеостанции уволился. Наш Толя от зависти плачет, когда Никифора слушает. Кстати, Никифор на метеостанции не один, а со своим сыном Максимом. Итого на зимовье нас 8 человек. И ничего, переночевали, не тесно было.
27.XI.2016. Утром выезжаем в направлении на Зубкоганское зимовье. На прощание Их Велико (Родогузов) с истинно царским величием дарят Никифору пилку «Шолль» для брёвен. Это ручная пилка, которая элегантно перепиливает довольно внушительные стволы. Велико хотели и свою шубу из горностая отдать, мол, «Помни царскую милость!», но мы его отговорили. Тропёжка началась без приключений, с опережением графика. Наконец–то, раза с пятого, Маурер не стал ехать берегом напротив Цепщика, а свернул на нашу просеку. Но сразу под скалой нам пришлось строить внушительный мост через широкую протоку. Тут, конечно, нет цены таким людям, как Ваня, Коля и Толя, которые не знают усталости. Маурер устал, конечно, но как старый дворовый пёс, который участвует в каждой драке, находится в гуще людей и непрерывно руководит. Я лежу на снегоходе и получаю наслаждение, глядя, как работают другие. Только мы проехали это препятствие, как натыкаемся на промоину, которую в прошлом году мы проезжали глубокой ночью. Русло между краями льда ещё шире и поэтому мост строим более основательный. Ещё 500 метров вперёд и опять препятствие. Лёд береговой рухнул насколько хватает глаз и между краями ледяных берегов расстояние метра 4, не меньше. Становится понятно, что при таком состоянии льда мы обречены постоянно строить мосты. Поэтому решаем повернуть обратно и доверить прокладку трассы кому–нибудь другому.
Но куда ехать? На метеостанцию мы не успеем до темноты, это ясно. Можно обратно к Никифору, но эта петля обезобразит маршрут. Поэтому решили поехать на зимовье, которое расположено на 800 метров выше Спусковой по Утулику. Там мы с Анатолием и Маурером справляли праздник сквозного маршрута 22 февраля 2014 года. Название его непонятно, то ли Долгушина, то ли Подлосиновское. Сказано, сделано. На зимовье сидит Иннокентий, которого мы вчера встретили на тропе. Решаем, что четверо будут спать в бане, а израильтяне (Толя и Их Велико) в зимовье с Иннокентием. Обедаем и разъезжаемся по делам. Главным образом, заготавливаем дрова, потому что местные дрова, приветливо оставленные рядом с баней, не горят в принципе. Ну, а после этого начинается приготовление к ужину и ночлегу. Ужинаем всемером (Иннокентий неотлучно рядом), используя напиленные чурочки как стулья. Напитков горячительных практически не осталось, поскольку каждый день с нами кто–то делил трапезу. Баня свободно позволяет разместиться четырём дюжим мужикам. Маурера на полок, чтобы места побольше осталось, а остальные на полу разложились, как фигурки в тетрисе. Выспались отлично.
28.XI.2016. Утром ранним отправляемся в обратный путь. Река встала надёжно, но снега на траве не прибавилось. Ехали опять по ухабам и выбоинам. Долго выкарабкивались на третий (нижний) серпантин. Маурер органически неспособен ждать отряд. Чтобы он не капал на мозги, отправили его вперёд на разведку Иннокеньевского зимовья. Когда мы поднялись на Камковскую поляну, Андрея ещё не было. Ваня и Толя от нечего делать начали околачивать кедры поленом. Шишки наверху – видимо–невидимо. Удалось насшибать целый полиэтиленовый пакет. Вернулся весь в мыле Маурер и мы отправились дальше вверх. Интересно, что сразу после Камковской поляны снега насыпало очень прилично. Второй серпантин прошли хорошо. Верхний серпантин никогда просто не проходится, всегда роемся по полной программе. Ну, это вроде как дань отдаём. На перевале были в 15 местного. Намного быстрее, чем рассчитывали. Когда подъехали к Метеостанции, то Хозяин уже уехал в город на судилище. Вещи оставил нам снаружи. Поэтому мы пулей рванули дальше. Была у меня надежда ещё посветлу успеть в Анчуг, но немножечко не хватило.
Итоги похода. Основная цель не достигнута, до Зубкоганского зимовья мы не добрались. Но большая работа сделана, тропа через перевал до Утулика пробита. Так что старожилы могут пользоваться этим путиком и пробить тропу до нужного места. Моральный климат нормальный, духом снегоходчики крепки. Отряд рвётся в новые путешествия.
Раскладка похода будет представлена в Приложениях.

Шеф о походе к Метеостанции!

 

 

 

 

 

 

 

 

С замиранием сердца, друзья мои, начинаю я описание пятого сезона освоения Хамар–Дабана группой гонщиков отряда Panthera uncia mobilis vulgaris и заклинаю, никогда не выходите на болота в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно. Я начинаю описание в январе 2017 года, хотя первый поход состоялся ещё в ноябре. Дело в том, что отряд наш попал в полосу серьёзного творческого кризиса, который чуть было ни закончился катастрофой. На самом финише прошлого сезона, когда заветная цель была уже близко, выяснилось, что для некоторых в отряде есть цели и поважнее, чем Маршрут. А для других, скажем для меня, ничего важнее нет. Как пишется в Евангелие, «Всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит». Вот, например, наша надежда и опора – славный Утуликский отряд в составе Жени Родина и Андрея Пономарева, отряд который год за годом потел, плакал и харкал кровью, рубил тропу вверх по Утулику, наводил мосты, засыпал каменную гряду тоннами снега, и тем обеспечивал нам всем успех, славу, почитание публики, миллионные контракты, благосклонность первых красавиц мира (не дай Бог Таня Строкопытова прочитает), – так вот этот отряд на данный момент распался, перестал существовать. Женя уволился с базы, а без него, я думаю, никто пальцем о палец не ударит. Так что вообще была опасность, что и наш отряд соберётся в другом формате. То есть для меня была такая опасность. Но, вроде бы (тьфу–тьфу–тьфу), обошлось, разум возобладал. А дело было так.

 

 

25–28 ноября 2016. Анчук – Диоксид – пер. Чертовы Ворота – р. Спусковая – р. Березовый – р. Шубутуй – зим. Иннокентьевское –пер. Чертовы Ворота – Диоксид – Анчук. (Баянов, Коваль, Колмаков, Маурер, Родогузов, Сученков. 4 снегохода).

 

Обратите внимание на появление нового лица – Ивана Валерьевича С. Это новое действующее лицо в нашем отряде, извините за каламбур, новый член. Я с ним знаком давно, давнее всех в отряде, с 2002 года. На свадьбе у Маурера и Строкопытовой познакомились. Нет, вру. Он же Мауреру деверем доводиться, а тот ему шурином. Но познакомились они тоже только у Андрея на свадьбе. Или раньше? Нет, не может быть. Я Ивана описывать (хи–хи) не буду, всё будет понятно из дневника сезона.

 

Почему так поздно стартовали? Ну, честно говоря, стартовали–то раньше. Весь отряд за исключением меня выехал в поход ещё 5–6 ноября. Но я не могу его описать в связи с отсутствием в нём. И то сказать, поход назвали «разогревочным» в смысле того, что необходимо снегоход под ж…ой почувствовать. Поехали на Босан, где мы уже года два не были (с ноября 2014 года). Какие резоны мне туда ехать? Во–первых, при новом стратегическом плане босанское направление свою актуальность потеряло. На время, конечно. Во–вторых, мне снегоход мягким местом чувствовать не надо. Я же единственный в мире снегоходчик, который не умеет рулить снегоходом. Для меня же Толя, как собака–поводырь для незрячего, я без него – ни шагу. Вот пусть Толя и тренируется. В–третьих, по моим наблюдениям езда на снегоходе подобна езде на велосипеде, плаванию и сексу – кто научился, тот до смерти не разучиться. Так что мои друзья грелись, так сказать, в прямом смысле, а не в переносном. Я чё–то решил поберечься. Не торкнул, короче, мня этот проект. Так бывает.

 

25.XI.2016. Ну, к делу. Заезжали мы, как и в прошлом году через Анчуг. Бросили машины в огромном дворе и айда на Метеостанцию, в гости к Мистеру Икс. Новизна чуйств, конечно, притупилась. Раньше движение по Кедровой гриве требовало усилий, теперь это рутина. Маурер взбадривал всех бесконечными проверками эффективности новых раций.

 

Это, кстати, новая техническая приблуда имени Маурера. Андрею, видите ли, надоели старые рации, хотя они работали как часики. Решил он приобрести новые по 20 (двадцать!) тысяч рублей каждая. Советоваться, как водиться, ни с кем не стал. Толик когда мне об этом сообщил, то меня чуть удар ни хватил. Давай я Маурера ругать, а Толя мне поддакивать. Это уже потом выяснилось, что сам Толя меня заочно на Сталинский заем реконструкции и развития подписал.

 

Вернёмся к рациям. Идея Маурера состояла в том, чтобы выяснить насколько далеко новые рации передают/принимают сигнал. Поэтому он заставлял нас останавливаться около каждого столба, а сам пытался определить на сколько километров он впереди нас. Ничего не выяснил, только время потратили. Но о радиостанциях у нас весь разговор ещё впереди, они себя показали.

 

Долго ли, коротко, доехали до Метеостанции, где нас ждал Мистер Икс, отобедали и, побросав обоз, двинули дальше, на перевал Чёртовы Ворота. Ну и натурально, ещё засветло там были. Причём на этот раз никто нам предварительно тропу не протоптал. Вернее, нам–то Маурер протоптал, а ему никто. Растёт наш мальчик. Ну, и толстеет, конечно. Кстати, его вес нам в оху…, простите, в огромную помощь. Видели бы Вы, как Маурер выставляет тропу. Там, где нормальных людей просто сбрасывает со склона, там он становится на подножку, ту, что ближе к склону, и даже не подпрыгивает, а как бы толкает снегоход двумя ногами вниз. Слышно, как снежная толща под его снегоходом говорит «Хык!», и готово – получите горизонтальный, а то и с отрицательным наклоном, путик. Ну, а те, кто едет за ним, не ошибутся. Вот Вам и все секреты наших успехов.

 

Вернулись обратно и славно отужинали. «Я ужралась»! Последнее, что помню, это как Николай поднялся наверх и давай спрашивать у спящих – «Кто это такой светленький?». Это он об Иване, который, несмотря на юные годы (43), довольно много имеет седых волос. Кстати, у нас в доме Мистера всё расписано. Он спит  своей горнице, все остальные на втором этаже, а я, как сторожевой пёс, внизу у лестницы. Там мне даже перинка постелена, и книжка лежит под заглавием «Как управлять Вселенной, не привлекая внимания санитаров».

 

26.XI.2016. Выехали не помню во сколько, но двигались энергично. Вот он перевал Чёртовы Ворота. Движемся в Спусковую, выставляем тропу. Затем обильно засыпанный снегом второй серпантин. Переправляемся через Спусковую и движемся в сторону Камковской поляны. Тут мы начинаем замечать, что снега, вроде, не особо много. Буквально по снежинке собираем, чтобы присыпать третий серпантин. И вот мы у подножья серпантина. Мать честна! А снега–то нет. Ну, там перхоть какая–то насыпана, конечно. Вот поездка–то была, я Вам доложу! Тропа–то конская, глубокая и широкая. Надо проехать так, чтобы лыжа не провалилась в тропу, а гусеница цеплялась за край тропы. Тут один вариант – делать всё в динамике. Я, будучи вечным пассажиром, пережил незабываемые часы (дорога–то длинная)! Толя гнал все 115 лошадей, что твой свадебный кортеж. При этом ежесекундно снегоход принимал такое положение, что мне хотелось закричать «Толя! Мы опрокидываемся!». Боясь выпасть из экипажа, я тусовал свой толстый зад вправо–влево. Куда ни кинь взгляд, всюду виделись озверелые лица таких же гонщиков. Наконец, достигли русла реки. Ещё не легче. Река едва встала и лёд хрупкий. Начинаются бесконечные ремонтные работы. Короче, на Утулик мы попали уже в глубокий вечер. Но Утулик–батюшка не подвёл, замерз ровненько и крепенько, и помчались мы по нему к ручью Берёзовому, где зимовье стоит, нас дожидается.

 

А в зимовье этом сидит Никифоров Андрей Борисович (Никифор), одна из самых колоритных фигур почитай на всём Байкале. Хлебосольный дядька, неутомимый рассказчик, врун, каких поискать. Вернее, в его рассказах самая фантастическая выдумка перемешана с белоснежной правдой. Но пропорция, в которой всё это смешивается, известна только Никифору. Достаточно сказать, что при первой нашей встрече на метеостанции «Хамар–Дабан» он меня клятвенно уверял, что Никифоров (то есть он сам) давно с метеостанции уволился. Наш Толя от зависти плачет, когда Никифора слушает. Кстати, Никифор на метеостанции не один, а со своим сыном Максимом. Итого на зимовье нас 8 человек. И ничего, переночевали, не тесно было.

 

27.XI.2016. Утром выезжаем в направлении на Зубкоганское зимовье. На прощание Их Велико (Родогузов) с истинно царским величием дарят Никифору пилку «Шолль» для брёвен. Это ручная пилка, которая элегантно перепиливает довольно внушительные стволы. Велико хотели и свою шубу из горностая отдать, мол, «Помни царскую милость!», но мы его отговорили. Тропёжка началась без приключений, с опережением графика. Наконец–то, раза с пятого, Маурер не стал ехать берегом напротив Цепщика, а свернул на нашу просеку. Но сразу под скалой нам пришлось строить внушительный мост через широкую протоку. Тут, конечно, нет цены таким людям, как Ваня, Коля и Толя, которые не знают усталости. Маурер устал, конечно, но как старый дворовый пёс, который участвует в каждой драке, находится в гуще людей и непрерывно руководит. Я лежу на снегоходе и получаю наслаждение, глядя, как работают другие. Только мы проехали это препятствие, как натыкаемся на промоину, которую в прошлом году мы проезжали глубокой ночью. Русло между краями льда ещё шире и поэтому мост строим более основательный. Ещё 500 метров вперёд и опять препятствие. Лёд береговой рухнул насколько хватает глаз и между краями ледяных берегов расстояние метра 4, не меньше. Становится понятно, что при таком состоянии льда мы обречены постоянно строить мосты. Поэтому решаем повернуть обратно и доверить прокладку трассы кому–нибудь другому.

 

Но куда ехать? На метеостанцию мы не успеем до темноты, это ясно. Можно обратно к Никифору, но эта петля обезобразит маршрут. Поэтому решили поехать на зимовье, которое расположено на 800 метров выше Спусковой по Утулику. Там мы с Анатолием и Маурером справляли праздник сквозного маршрута 22 февраля 2014 года. Название его непонятно, то ли Долгушина, то ли Подлосиновское. Сказано, сделано. На зимовье сидит Иннокентий, которого мы вчера встретили на тропе. Решаем, что четверо будут спать в бане, а израильтяне (Толя и Их Велико) в зимовье с Иннокентием. Обедаем и разъезжаемся по делам. Главным образом, заготавливаем дрова, потому что местные дрова, приветливо оставленные рядом с баней, не горят в принципе. Ну, а после этого начинается приготовление к ужину и ночлегу. Ужинаем всемером (Иннокентий неотлучно рядом), используя напиленные чурочки как стулья. Напитков горячительных практически не осталось, поскольку каждый день с нами кто–то делил трапезу. Баня свободно позволяет разместиться четырём дюжим мужикам. Маурера на полок, чтобы места побольше осталось, а остальные на полу разложились, как фигурки в тетрисе. Выспались отлично.

 

28.XI.2016. Утром ранним отправляемся в обратный путь. Река встала надёжно, но снега на траве не прибавилось. Ехали опять по ухабам и выбоинам. Долго выкарабкивались на третий (нижний) серпантин. Маурер органически неспособен ждать отряд. Чтобы он не капал на мозги, отправили его вперёд на разведку Иннокеньевского зимовья. Когда мы поднялись на Камковскую поляну, Андрея ещё не было. Ваня и Толя от нечего делать начали околачивать кедры поленом. Шишки наверху – видимо–невидимо. Удалось насшибать целый полиэтиленовый пакет. Вернулся весь в мыле Маурер и мы отправились дальше вверх. Интересно, что сразу после Камковской поляны снега насыпало очень прилично. Второй серпантин прошли хорошо. Верхний серпантин никогда просто не проходится, всегда роемся по полной программе. Ну, это вроде как дань отдаём. На перевале были в 15 местного. Намного быстрее, чем рассчитывали. Когда подъехали к Метеостанции, то Хозяин уже уехал в город на судилище. Вещи оставил нам снаружи. Поэтому мы пулей рванули дальше. Была у меня надежда ещё посветлу успеть в Анчуг, но немножечко не хватило.

 

Итоги похода. Основная цель не достигнута, до Зубкоганского зимовья мы не добрались. Но большая работа сделана, тропа через перевал до Утулика пробита. Так что старожилы могут пользоваться этим путиком и пробить тропу до нужного места. Моральный климат нормальный, духом снегоходчики крепки. Отряд рвётся в новые путешествия.



 
 

 
   


Если выбранного Вами товара по данной теме не оказалось в торговом зале или на складе мотосалона, то компания БАРС предоставляет услугу "Заказ товара", выполняемую в течении до 21 дня.

Новое на сайте

02.12.2018Мотор Tohatsy 18 скидка 6 900 руб.

02.12.2018Мотобуксировщики Бурлак скидки до 7 245 руб.

27.09.2018Новые сапоги EVA

18.06.2018CFMOTO X8 H.O. EPS

18.06.2018Новый CF MOTO Z10 EPS

01.06.2018Поступление лодок ФРЕГАТ

27.04.2018СКИДКИ НА МОТОСОБАКУ

Цены, указанные на сайте, могут отличаться от действительных!

Для уточнения цен обращайтесь в салоны:

в г.Иркутске: (3952) 65-77-73,  в г.Ангарске: (3955) 63-88-44

На главную | О компании | Контакты
Хотите получать самую свежую информацию о наших скидках и акциях?